Таинство Крещения Таинство Миропомазания Таинство Покаяния Таинство Причащения Таинство Елеосвещения Таинство Брака Таинство Священства

Новости

04 апреля 2013
Если вы такие звери, не жалуйтесь на джунгли

2013-04-04

Источник: "Радонеж"
На днях журналистка “Комсомольской Правды” Ульяна Скойбеда высказалась за то, чтобы не выхаживать младенцев, родившихся недоношенными — мол, все равно из них потом в 90% случаев вырастут несчастные инвалиды, которые будут в тягость себе и обществу, на содержание которых будут затрачены огромные деньги. А освободившиеся ресурсы можно употребить на помощь другим, более перспективным детям. Заголовок статьи достаточно красноречив — “Убить или растить инвалида”.

Вскоре ее уличили в медицинской неточности — во многих случаев из недоношенных младенцев, если их удается спасти, вырастают как раз здоровые дети — но дело не в этом. Дело в том, что в популярной газете можно высказывать идею, что недоношенных младенцев можно выбрасывать в тазик — и это печатают, и газета не вылетает в трубу.



Мы не раз и не два слышали подобную апологию жестокости — к больным детям, к старикам, к бездомным, к раковым больным, которые-де отнимают “деньги налогоплательщиков” у людей благополучных и здоровых, и должны поскорее сдохнуть, чтобы не отнимать. Идею убивать больных детей уже выдвигал известный атеистический публицист Александр Никонов, и тогда она вызвала скандал, от Никонова отмежевались даже многие сотоварищи-атеисты. Некоторое время назад один депутат предлагал отказаться от государственного финансирования лечения наиболее тяжелых раковых больных — правда, он потом извинился, так что не будем приводить его фамилию. Но идея сэкономить на слабых возникает вновь и вновь — и, похоже, вызывает все меньше и меньше протестов.

Особенно печально, что Скойбеда берется поминать Церковь: “В первый раз в жизни я поняла, почему православная церковь выступает против некоторых достижений научного прогресса. Они заводят в моральный тупик, все выходы из которого неправильные”.

Это неправда. Церковь не выступает против достижений науки, особенно когда они помогают облегчать человеческие страдания и спасать жизни. Церковь выступает против неэтичного использования этих достижений. А отношение Церкви к убиению детей — как внутри материнской утробы, так и вне ее, всегда было совершенно ясным. Как говорится в одном из древнейших памятников христианской письменности, Дидахе (“Учении Двенадцати Апостолов”, “не умерщвляй дитяти в зародыше и рожденного не убивай”. В языческом мире аборты и инфантицид были очень распространены; христиане (а до них — иудеи) резко отличались отличались своим отношением к детоубийству. В христианской цивилизации стало само собой разумеющимся, что детей убивать нельзя. Этот запрет какое-то время держался по инерции в обществах, утративших веру — но сначала пришли аборты, сейчас мы наблюдаем (и у нас, и на Западе) все более смелеющие голоса в защиту “постнатальных абортов” — убийства уже рожденных детей.

В самом деле, у христиан был ответ на вопрос “почему нельзя убивать детей?” — потому что это гнусное преступление перед Богом, наглое попрание его заповеди “не убий”, грех, ведущий к вечному проклятию. Но для людей прогрессивных это все — отжившие предрассудки. Они не позволят каким-то древним книгам указывать им, как жить. Им все эти древние табу ни к чему.

Но у людей, мыслящих прогрессивно, есть еще одна беда. Они совершенно не умеют считать до двух, связывать самые очевидные причины и следствия. Потом те же люди будут возмущаться тем, что они живут в аморальном обществе, где кругом грубость и воровство, и горько жаловаться на жестокость и черствость, с которыми им приходится сталкиваться. Смело отменять архаичные табу, а потом кричать “а меня-то за что?”.

В самом деле, если можно выбросить в тазик недоношенного младенца, то почему нельзя выбросить в тот же тазик колумнистку популярной газеты, депутата госдумы или смелого атеистического активиста? За что? Ну, так младенца-то точно не за что, если человеческую жизнь можно выбросить в тазик, то почему не Вашу?

Почему кто бы то ни было должен уважать Вашу жизнь, и, тем более, Ваши права? С чего Вы взяли, что у Вас вообще есть права? Права есть у всех людей? Тогда и у недоношенного младенца. У него нет права на жизнь? Тогда с чего это Вы вообразили, что оно есть у Вас? С какой стати кто-то еще должен уважать Вашу жизнь — или, тем более, Ваши права и интересы, если Вы сами считаете возможным отменить права вот этого беспомощного человеческого существа?

Либо Вы претендуете за защиту заповеди “не убий” — но тогда Вы обязаны признавать абсолютное табу на лишение жизни любого невинного человеческого существа, младенца особенно. Либо не претендуете — но тогда тот, кто первый выхватит ствол, тот и переживет другого. На какое-то время. Бессмысленно вести себя как звери — и открыто проповедовать зверство — а потом жаловаться на то, что Вы оказались в джунглях. Вы не заслуживаете ничего лучшего.


04 апреля 2013
Серный огонь

Бывают некоторые люди, события, или места, через которые просвечивает рай; таких людей называют святыми; места у нас тоже называют святыми, а на Западе, в кельтской традиции, тонкими, как бы просвечивающими. Но бывают тонкие события, места, и, увы, люди, в обратном смысле — через них просвечивает ад. В нашей жизни бывают напоминания — рай реален, если мы будем крепко держаться Господа, мы войдем в него. Бывают предостережения — ад тоже реален, в нем можно водвориться навсегда.


Несколько лет назад азербайджанский офицер, Рамиль Сафаров, будучи в Венгрии на курсах английского языка по линии НАТО, зарубил топором спящего армянского коллегу. Как он сказал потом, его огорчало, что он до сих пор “не убил ни одного армянина”. Фотографии запечатлели его наглую, презрительную улыбку. Венгерский суд, учитывая, что подсудимый не высказал ни малейшего раскаяния в содеянном, дал ему пожизненный срок. Недавно венгры, согласно заключенным ими международным соглашениям, передали заключенного Азербайджану, чтобы он отбывал наказание на родине. На родине его немедленно помиловали, освободили и повысили в звании, хотя, надо отметить, ряд азербайджанских политиков и публицистов возражали против этого.

Эта мрачная история не про азербайджанцев или армян; говорить, что такая гордая и самоуверенная ненависть, которая творит зло с высокомерной похвальбой, особенность какой-то другой (не нашей!) этнической группы, значит обманывать самих себя. У нас много раз бывало то же самое. Это история про падший человеческий род. Про всех нас, и — про ад.

Писание свидетельствует о реальности ада; многим эти предостережения слова Божия кажутся невероятными, почти неприличными для Бога любви. Время от времени те или иные либеральные богословы восклицают на страницах популярных газет, что они не верят в ад — потому что Бог есть любовь. Бог действительно есть любовь — а Рамиль Сафаров действительно есть Рамиль Сафаров. Что будет с этой душой в вечности? Она останется такой же? Это и есть ад. Огонь геенны — это не что-то, налагаемое извне; это то, что горит у грешника внутри.

Этот человек глубоко переменится, сокрушится, возрыдает о своих преступлениях, будет искать прощения у Бога и людей? Если так, то он непременно спасется — но если он не захочет меняться, как не хочет сейчас? Что бесконечная любовь Божия может сделать с этой душой? Все, потребное для спасения, Бог дал — и Его желание спасти каждого простирается до того, что Он стал человеком и умер за наши грехи. Всякий, кто обратится ко Христу с покаянием и верой, будет прощен и принят, и Святой Дух будет с бесконечным терпением трудиться в его сердце, чтобы сделать его райским, а не адским существом. Но человек может не захотеть — он может презрительно отвергнуть милость Божию. Более того, мы видим, как люди именно это и делают.

Что произойдет в итоге? Душа, которая ненавидит и считает, что это правильно, не может войти в рай — потому что любое место, куда она войдет, будет адом. Свою геенну она принесет с собой, куда бы она не направилась. Суд Божий полагает предел, границу злу, и сама эта граница, хотя она является благом, воспринимается осужденными как еще одна мука. Как сказал классик, “нет горшей муки, чем хотеть отомстить и не мочь отомстить”.

Раньше некоторые люди воспринимали слова Писания с предельной буквальностью и полагали, что ад находится под землей. Они думали, что извержения вулканов — это прорыв адского огня на поверхность. В действительности все носит намного более пугающий характер — до ближайшего вулкана нам далеко, а вот среди языков адского пламени мы ходим постоянно. Мы постоянно рискуем, что наша одежда — хуже, наша душа — может подхватить этот огонь.

Ненависть только и ищет повода вползти в душу — и, конечно, находит себе самые разные оправдания. Более того, она часто пытается говорить со властью — как будто мы обязаны ненавидеть тех или иных людей. Врагов нашей нации, врагов нашей религии, жуликов и воров, которые сфальсифицировали выборы, наймитов госдепа, которые хотят по этому поводу расчленить Россию — да много кого.

Ненависть подает себя как обязательный признак лояльности по отношению к “своим”, человек, который не выражает ненависти, сразу воспринимается как отступник и предатель Великого Правого Дела. Но этот огонь — всегда адский. Он всегда пахнет только серой, и никогда — ладаном. Как говорил святой Иоанн Кронштадский,

“Злобы, как огня, бойся; ни из-за какого благовидного предлога, тем более из-за чего-либо тебе неприятного, не допускай до сердца: злоба всегда злоба, всегда исчадие диавольское”.

Мы все можем обрести спасение, если покаемся, уверуем, и возложим нашу надежду на Иисуса Христа, который умер за наши грехи и воскрес из мертвых. Но нам поистине есть от чего спасаться — ад, на который люди обрекают себя, увы, реален. Даже очевиден.

Источник: http://www.pravmir.ru/sernyj-ogon/


04 апреля 2013
Митрополит Варсонофий отметил высокие заслуги профессора Алексея Осипова перед Церковью

2013-04-04

4 апреля. ПРАВМИР. Управделами Московской патриархии митрополит Саранский и Мордовский Варсонофий поздравил профессора Московской духовной академии Алексея Осипова с 75-летием.

«Юбилейный год Вашей жизни предоставляет мне замечательный повод высказать Вам свою признательность и искренние благопожелания», — сказано в поздравительном обращении, размещенном на сайте Саранской епархии.

Он охарактеризовал жизнь профессора как беззаветное служение Церкви Христовой.

«На протяжении многих лет Вы с любовью преподаете в Московской духовной академии богословские науки, которые благодаря Вашему лекторскому таланту, эрудиции и глубоким знаниям, укорененным в Священном Писании и святоотеческом Предании, становятся живыми, интересными, соотнесенными с современной жизнью», — отмечается в сообщении.

Митрополит упомнил, что множество архиереев и клириков Русской Православной Церкви, духовенство и епископы других Поместных Православных Церквей были в числе студентов профессора.

«Мне посчастливилось быть в их числе», — отметил митрополит Варсонофий.

Иерарх также отметил миссионерскую работу профессора Осипова.

«Ваши книги, многочисленные лекции изданные значительными тиражами, привели и сейчас приводят немало людей ко Христу», — сказал он.

Источник: http://www.pravmir.ru/mitropolit-varsonofij-otmetil-vysokie-zaslugi-professora-alekseya-osipova-pered-cerkovyu/


03 апреля 2013
Сергей Худиев: О том, чтобы не мямлить

2013-04-03

Что делать, когда при нас ругают Церковь — причём вполне аргументированно? Кому и что можно говорить по этому поводу? Размышляет Сергей Худиев.

Могут ли в Церкви встречаться проявления греха, против которых следует решительно выступать? Да, конечно. Из людей безгрешных состоят несколько иные социальные общности, Церковь состоит из грешников. Ведется ли против Церкви информационная война? Да, всегда велась и будет вестись. Можно ли ее поддерживать? Ну, можно, но тогда надо ясно отдавать себя отчет в том, на какой вы стороне. Поэтому вопрос не в том, надо ли «мямлить» при виде беззакония — не надо мямлить, надо ясно выступать против. И не в том, можно ли помогать войне против Церкви. А в том, как отличить одно от другого.

Это не всегда очевидно — и в качестве примера я взял бы того же папу Римского Франциска. Я очень рад за католиков, это, видимо, очень достойный человек — и реакция на его избрание в англоязычной прессе была скорее благожелательной. Но не во всей — некоторые журналисты левых изданий вроде британской Guardian открыли глаза своим читателям на то, что новый Папа — настоящая фашисткая гадина, заступник богатых и гонитель бедных, пособник тиранов и предатель доверившихся, а вся скромность и смирение — лицемерная показуха.

Говорят, во время военной хунты в Аргентине он, вместо того, чтобы бороться с кровавым режимом «вел закулисные переговоры» и даже предал военным двух священников, работавших среди бедных. Правда, один из этих священников скончался, другой отрицает, что он был предан кардиналом Бергольо — но все равно, осадочек-то остается. Говорят, что он, в отличие от «теологов освобождения» совершенно не поддерживает левацких боевиков, которые в Латинской Америке сражаются за счастье трудящихся. А всякий честный человек, как мы знаем, обязан их поддерживать. Ведь иначе он выступает на стороне латифундистов и их наемных бандитов.

Именно это, по мнению колумнистов Guardian, и делает Католическая Церковь и лично кардинал Бергольо — она заставляет замолчать тех честных священников, которые поддерживают бедных. Так что папские разговоры в пользу бедных, как известно всем честным левым журналистам, есть бессовестное лицемерие. Ну и конечно, кардинал Бергольо был известен как лично неприятный тип — авторитарный, жесткий и глубоко консервативный. Иезуит, а также инквизитор.

Насчет его бедности и смирения журналисты также не имеют иллюзий: Папа «диктатор» и «абсолютный монарх» управляющий «засекреченным ватиканским государством» и «владеющий собственным банком» и произносящий проповеди о бедности с роскошнейшего амвона в базилике св. Петра, полной драгоценностей и бесценных произведений искусства.

Как же к этим смелым обличениям относятся сами католики? Перепощивают статьи левых колумнистов с комментариями «ах, наш папа — фашист! как нам неловко перед нашими друзьями»? Ну, некоторые перепощивают — католиков, или причисляющих себя к таковым, на свете много. Но обычно католики перепощивают как раз статьи, где эти обвинения опровергаются. И вообще в восторге от нового Папы. Почему?

Давайте подумаем, почему. Возможно потому, что понимают, что явись в поле зрения левых журналистов лично святой Франциск, препоясанный вервием, они и тут нимало не затруднятся отыскать ведра грязи, чтобы на него вылить. И что испытывать стыд и неловкость за то, что они пишут, должны они, а не кто-то другой.

Я отнюдь не считаю филокатоличество в традиции Владимира Соловьева грехом. Я просто думаю, что нам неплохо бы быть и филоправославными, и не отказывать нашей родной Церкви, которая преподает нам Таинства, в той же степени благожелательности, что и католической. Читая англоязычный интернет, мы не верим всему плохому, что пишут про Папу и Католическую Церковь, находим некоторые колонки несбалансированными, пристрастными, иногда даже прямо клеветническими. Очень хорошо. Давайте проявлять такую же рассудительность и критичность при чтении русского интернета в отношении материалов, касающихся Патриарха и Русской Православной Церкви.

Надо ли противостоять греху и беззаконию, если мы видим его в Церкви? Обязательно. Это наш долг перед Богом и Церковью. Более того, Церковь часто оказывается особенно уязвимой для дурных людей именно потому, что добрые христиане ищут покрывать чужие грехи любовью и избегать конфликтов. Как пишет, на протестантском материале, норвежский автор Эдин Ловас «Одна из причин тому [уязвимости Церкви для дурных людей] заключается в том, что человек власти [термин, введенный Ловасом] именно в христианстве может требовать от окружающих смирения, терпения, любви, послушания. Ведь в церкви на протяжении многих лет проповедуется об этих прекрасных свойствах плода Духа.

Проповедники и служители постоянно наставляют своих слушателей, что у терпения и любви границ нет. К большому сожалению, они эту тематику не раскрывают в необходимой степени; они не говорят, что призывы к любви и терпению могут быть коварно использованы в злых намерениях… При своем безудержном стремлении к первенству люди власти встречают на своем пути обычно мягкое облако любви скромных христиан, наученных приветливости, доброте и милосердию. Эта одна из причин, объясняющих легкость продвижения вперед человека власти».

Что отличает противостояние злу и греху от участия в «войне против Церкви»? С обеих сторон — и те, кто воюет против Церкви, и те, злодеи, которые терзают ее изнутри, хотели бы, чтобы мы смешивали эти понятия. Поэтому давайте тщательно обдумаем, как их различить.

Во-первых, противостояние злу требует тщательного исследования дела. Несколько раз я переживал довольно неприятные моменты. Я читал о каких-то возмутительных беззакониях, подхватывал эстафету перепостов, изъявлял свое негодование на злодеев — а потом оказывалось, что в действительности дело обстояло несколько иначе; иногда оказывалось, что факты поданы одной из сторон конфликта так, как она их предпочитает видеть, иногда оказывалось, что и факты-то просто придуманы. А я уже успел посуду побить. Облаял невиновых людей. Как-то нехорошо выходило. Хуже того, смелые обличители, которые выводили негодяев на чистую воду, тоже вскоре оказывались негодяями, выводимыми на чистую воду.

Этот неприятный опыт несколько подизлечил меня от эпидемической болезни, распостраняющейся в сети — блоггерского всеведения. Это присяжным надо вникать в доказательства и улики, собранные обвинением и защитой, выслушивать свидетелей сторон и тщательно обдумывать вердикт — блоггер с первого взгляда на монитор уже знает, что произошло в действительности, кто прав и кто виноват, кто заслуживает доверия, а кто врет как дышит. С некоторых пор я понял, что мне вечный Судия не дал всеведения пророка, а значит, если я хочу составить сколько-нибудь обоснованное суждение по тому или иному делу, мне придется прилагать усилия — знакомиться с материалами, расспрашивать людей, внимательно выслушивать обе стороны, задавать уточняющие вопросы, в общем, затрачивать массу времени и усилий.

Если у меня нет на это времени — значит, из господ присяжных заседателей по этому делу мне придется уволиться. Вынесение вердиктов — дело серьезное, его надо делать тщательно или не делать вообще. Нет, это я не к тому, чтобы его не делать — это я к тому, чтобы делать тщательно. Хотите провести серьезное журналистское расследование, вывести злодеев на чистую воду? Бог в помощь. Только надо помнить, что это требует тщательной проверки информации, чтобы не сделаться клеветниками.

Во-вторых, противостояние злу требует конкретики. Тот, кто хочет починить течь, говорит «в корабле течь, в таком-то отсеке»; те, кто хотят вызвать панику, просто без уточнений вопиют «течь! течь!» «Где течь?» «Да кругом течь! Везде течь! АААА!»

Утверждения типа «все плохо» и неверны, и просто бессмысленны. Что вы собираетесь менять, если плохо «все»? Широкие обобщения на основе негативных примеров — это как раз четкий признак информационной войны против общности в целом. Евреи (вообще) олигархи, цыгане (вообще) наркоторговцы, журналисты (вообще) лжецы, кавказцы (вообще) разбойники, попы (вообще) на лексусах.

В-третьих, зло требует обличения — то есть высказывания в лицо. Есть очень ясная инструкция в Евангелии — «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь» (Матф.18:15–17).

Инструкция «если во френдленте у тебя появится перепост, что брат твой согрешил, сию же секунду запости его себе, и обругай брата всякими словами; ни в коем случае не наводи справок, а особенно не пытайся связаться с самим обвиняемым» — не из Евангелия, а откуда-то еще.

В-четвертых, борьба со злом требует наблюдения за собой — «Братия! если и впадет человек в какое согрешение, вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал.6:1,2). Увы, самые злые люди на свете — это борцы со злом. Я знал одного из тех, кого Ловас называет «человеком власти» — и этот человек постоянно боролся со злом и грехом.

Он так ревновал о святости окружающих, что непрестанно обличал их во всяческих грехах и упущениях, естественно, в порядке эпической борьбы за правду, славу Божию и спасение душ. Когда его поведение сделалось совершенно невыносимым и его уволили, он видел себя жертвой лицемерных негодяев, которым не ко двору пришлись его правдивые обличения. Увы, обличительство иногда принимает масштабы явно болезненной страсти.

В пятых, уврачевание язв Церкви возможно только в общении с Церковью, а не против Церкви — и тут надо попробовать очень трудную вещь. Доверять другим членам Церкви, в том числе, священникам и Епископам. Сотрудничать с ними. Не считать, что они «вертикаль власти». Нет, они наши отцы и братья. Более того, возможно, они с нами согласны и поддержат нас, если, по какому-то конкретному поводу, мы к ним обратимся.

Эти пункты приведены вовсе не затем, чтобы помешать людям бороться со злом и грехом — они просто являются необходимыми для того, чтобы борьба имела какие-то результаты.

Конечно, не надо мямлить перед теми, кто разрушает Церковь изнутри. Так же не надо мямлить перед теми, кто нападает на нее извне.

Источник: http://www.pravmir.ru/o-tom-chtoby-ne-myamlit/


03 апреля 2013
Островок русского православия в Сан-Ремо

2013-04-03

Сан-Ремо – место проведения знаменитого фестиваля итальянской песни и великолепный курорт, некогда популярный среди представителей русской аристократии, незаслуженно затерялся на фоне более крупных центров русского православия на Апеннинах. Сегодня многочисленные паломники в основном устремляются к мощам Святого Николая в Бари и Римини. Между тем в 2013 году православная церковь Христа Спасителя (Chiesa di Chiristo Salvatore) в Сан-Ремо, отстроенная по инициативе русского императорского двора, отмечает свой столетний юбилей.

Об истории этого малоизвестного православного храма Италии «Голосу России» рассказал священник Денис Байков:

«Наш храм в этом году будет отмечать свой столетний юбилей. Он был построен в 1913 году и освящен в декабре того же года. Храм построен на средства русской общины, которая была достаточно многочисленной в дореволюционное время.

Визитам аристократии в Сан-Ремо положила начало русская императрица Мария Александровна. С конца 19-го века Сан-Ремо стал достаточно известным курортом в Российской империи – очень многие люди, страдавшие заболеваниями (туберкулезом, легочными заболеваниями) приезжали сюда за замечательным климатом. Благодаря тому что некоторые из них покупали здесь виллы, дома, слава Сан-Ремо распространилась в том числе и в России, и постепенно в городе появилась достаточно большая русская община, которой, конечно же, недоставало храма. Ближайший храм был в Ницце, в Каннах и, поэтому представители русской диаспоры решили построить здесь храм. Это было трудно, так как нужно было собрать достаточное количество средств, которые в итоге удалось раздобыть благодаря инициативной группе и многим серьезным просветителям государственной власти Российской империи. В частности, благодаря обер-прокурору Саблеру, который в свое время отдыхал в Сан-Ремо. После того, как он занял этот пост, вопрос о строительстве храма получил одобрение на государственном уровне. В 1912 году императором Николаем был подписан высочайший императорский указ о сборе средств на нужды храма, в котором принял участие и он сам. Достаточно быстро, в течение года, храм был построен.

Храм известен среди туристов и итальянцев тем, что он был выполнен по эскизу известного архитектора Щусева, который спроектировал Мавзолей на Красной Площади. Однако окончательный проект был произведен итальянским архитектором Пьетро Агости. И в начале 1913 года в храме начались богослужения.

- Отец Денис, вы отметили роль русской общины в период строительства храма. Есть ли сегодня в Сан-Ремо крепкая русская диаспора? Помогает ли она вашему приходу?

- К сожалению, той русской иммиграции уже нет, и к концу 80-х годов в Сан-Ремо остались лишь единицы потомков старых иммигрантов. Храм возобновил свою общинную жизнь только с падением коммунистического режима в России, когда в Европу и в Италию приехали на заработки многие люди из стран бывшего Советского Союза. Благодаря притоку новых иммигрантов, общинная жизнь и в Италии, и в Европе поднялась количественно. Например, в Сан-Ремо сегодня проживают и работают выходцы из Украины и Молдавии, в основном женщины, которые ухаживают за больными и стариками. Немало здесь также туристов, приезжающих по большей части из России и Германии (там есть большая русская община), в особенности летом. Они знают о нас и стремятся посетить наш храм.

- За последние годы православные церкви в Бари и Римини превратились в места активного паломничества. С этой целью были даже организованы специальные чартеры из России. Можно ли сказать то же самое про вашу церковь? Что вы делаете для привлечения внимания верующих?

- У нас нет такой специальной паломнической программы, потому что все-таки у нас нет мощей или чудотворных икон, которые могут быть в других храмах. Сан-Ремо не столь напрямую связано с православным паломничеством. К нам в основном заходят люди, которые приезжают отдыхать и совершенно случайно узнают, что на этом итальянском курорте есть православная церковь. Более того, многие из них впервые переступают порог православной церкви. И, конечно же, мы несем большую ответственность, представляя православие перед другими людьми.

- Совсем недавно у католиков появился новый папа. С вашей точки зрения, в какую сторону папа Франциск направит диалог между католицизмом и православием?

- Мы все достаточно позитивно смотрим на будущее развитие наших отношений, потому что мы впервые за многие столетия увидели на интронизации нового папы Патриарха Вселенского-Константинопольского Варфоломея, и, конечно же, это дает надежду на то, что отношения с католической церковью будут улучшаться. Например, у нас здесь на месте уже давно очень хорошие отношения с местной католической епархией. Мы регулярно участвуем в совместных конференциях, обмениваясь опытом пастырской и социальной работы, работы с молодежью. То есть у нас есть чем заниматься вместе, заботясь о том, чтобы христианство в Европе не угасло, а горело бы живой евангельской верой.

Отец Денис, рассказывая о том, как будет проходить празднование 100-го юбилея в декабре 2013 года храм Христа Спасителя в Сан-Ремо, обратился с просьбой:

«Мы надеемся, что приедут священнослужители нашей епархии из Европы и Италии. Ожидаем также приезда нашего владыки. Это будет небольшой юбилей, который не будет связан с большими торжествами. Состоится богослужение, торжественная литургия в конце декабря, и, возможно, будет проведена какая-нибудь конференция, посвященная истории церкви.

К концу этого года, как раз к празднованию столетия, мы хотели бы сделать реставрацию куполов храма, потому что это его часть, больше всего нуждающаяся во внимании — у нас есть небольшая проблема с крестом центрального купола, который сейчас находится на реставрации. В связи с тем, что средств не хватает, наша община достаточно бедная – у нас нет крупных спонсоров, и мы живем от собственной деятельности, поэтому мы хотели бы обратиться к тем людям, которые готовы и хотели бы помочь нашей церкви, посильно приняв участие в этом благом деле. Нам хотелось бы, чтобы к столетию хотя бы центральная часть купола была бы завершена, и он вновь засиял бы всеми красками, как задумывалось при его строительстве».

Источник: http://www.pravmir.ru/ostrovok-russkogo-pravoslaviya-v-san-remo/


 
 
© 2011 Православное богословие
Разработка сайта - Студия web-дизайна Stoff